Новый форум


В связи с нестабильной работой форума и проблемами с авторизацией пользователей мы переходим на новый форум. Переход будет осуществляться поэтапно, следите за новостями. Спасибо за ваше терпение!


Если у вас есть проблемы с отображением сайта почистите cookies и КЭШ браузера:

• Opera: "настройки" - "удалить личные данные".
• Mozilla: "инструменты" - "удалить личные данные".
• IE: "сервис" - "свойства обозревателя" - закладка "общие" - "удалить кукис" и " удалить файлы".
• Google Chrome: настройки - "параметры" - закладка "расширенные" - "удалить данные о просмотренных страницах".

‹‹ ››  все изречения 
Новости

[ 2013.04.14 ]
Весенний набор в этом году начнётся с 28 апреля. С этого дня в течение примерно месяца вы сможете прийти на наши занятия, начиная с любой из воскресных тренировок. Для этого предварительно свяжитесь с Офицером по связям. Для начала занятий вам понадобится сменная спортивная одежда и обувь. Остальную информацию, включая время и место сбора, вы узнаете у указанного Офицера.

[ 2013.03.31 ]
Полностью восстановлен архив новостей, а также функционал левой панели страниц сайта. Форум и сайт ещё находятся на стадии доработки, но все основные функции уже работают.

[ 2013.03.04 ]
Отредактирована и дополнена статья об уровнях интернет-сообществ.

[ 2013.02.03 ]
Возобновлена работа по возрождению интернет-портала Ордена на новом движке.

[ 2012.12.25 ]
К сожалению, интеграция с phpBB не работает достаточно хорошо. Следующий год мы начнём с того, что будем переводить и сайт, и форум полностью на новый движок.

архив новостей

Последнее на сайте

карта сайта

Инфо

Основные группы пользователей:
Верховный Инквизитор
Инквизитор
Орден Храма Света

Пользователи на форуме:


2016.11.09 23:34

Большая птица

Зайдя за ограду, Чжуан-Цзы бродил по заброшенному кладбищу, когда с юга прилетела странная птица: крылья - три-четыре локтя размахом, глаза с вершок. Пролетая, она задела лоб Чжуан-Цзы и села в каштановой роще.

— Что за птица! - удивился Чжуан-Цзы, - Крылья большие, а не улетает, глаза огромные, а не видит.

Подобрав полы, он поспешил за ней, держа наготове самострел. Но тут заметил, как цикада, наслаждаясь тенью, забыла о самой себе; как кузнечик-богомол, незаметно подобравшись, на неё набросился, и, глядя на добычу, забыл о самом себе; как затем схватила их обоих странная птица и, глядя на добычу, забыла о своем истинном самосохранении.

— Ах! - воскликнул опечаленный Чжуан-Цзы, - Различные виды навлекают друг на друга беду; вещи, конечно, друг друга губят.

Он бросил самострел, повернулся и пошёл прочь... но тут за ним погнался лесник и стал его бранить.

Будьте живыми

Как-то Чжуан-Цзы ловил рыбу в реке. Чуйский правитель направил к нему двух сановников с посланием, в котором говорилось: "Хочу возложить на Вас бремя государственных дел".

Чжуан-Цзы, продолжая ловить рыбу, сказал:

— Я слышал, что в Чу имеется священная черепаха, которая умерла три тысячи лет тому назад. Правители Чу хранят её, завернув в покровы и спрятав в ларец в храме предков.

— Да, это так, - ответили сановники.

— Что бы предпочла эта черепаха, быть мертвой, но чтобы почитались оставшиеся после неё кости, или быть живой и волочить свой хвост по грязи?

Оба сановника ответили:

— Предпочла бы быть живой и волочить свой хвост по грязи.

Тогда Чжуан-Цзы сказал:

— Уходите! Я тоже предпочитаю волочить свой хвост по грязи.

Ввериться потоку

Конфуций у моста загляделся на реку: водопад ниспадал с высоты. Водоворот бурлил.

А некий человек старался перейти его вброд. Конфуций послал к нему учеников, чтобы удержать его и сказать:

— Тому, кому вздумается через него перебраться, - придётся нелегко!

Но человек их не послушался: он перешёл через поток и выбрался на другой берег.

— До чего же вы ловки! - воскликнул Конфуций, - У вас, видно, есть свой секрет? Как это вам удалось войти в такой водоворот и выбраться оттуда невредимым?

И человек ответил так:

— Как только я вступаю в поток - весь отдаюсь ему и вверяюсь. Отдавшись и вверившись, располагаю свое тело в волнах и течениях, не смея своевольничать. Вот почему могу войти в поток и снова выйти.

— Запомните это, ученики! - сказал Конфуций, - Воистину, даже с водой, отдавшись ей и вверившись, можно сродниться - а уж тем более с людьми.

Древо спокойствия

— О, Учитель, в чём корни спокойствия? — спросил пытливый ученик.

— Корни Спокойствия — в безопасности. Если человеку не грозят смерть или болезни — он спокоен, — отвечал Мудрейший.

— О, Учитель, из чего состоит ствол Спокойствия? — спросил самый умный ученик.

— Ствол Спокойствия — это правильная картина мира, составленная из верных помыслов и лишённая страстей, — сказал Мудрейший.

— О, Учитель, а куда простираются ветви Спокойствия? — спросил любимый ученик.

— Ветви Спокойствия простираются к близким по духу людям, — ответил Учитель, — ибо живущие со Спокойствием обретают Спокойствие.

Забыть об опасности

Янь Хой обратился к Конфуцию с вопросом:

— Однажды я переправлялся через глубокий поток Шаншэнь, и перевозчик вёл лодку столь искусно, что мне показалось, будто он не человек, а всемогущий Бог. Я спросил, разве можно так научиться управлять лодкой, а он ответил: «Можно. Если ты хорошо плаваешь или ныряешь, ты сразу постигнешь это искусство». Ты не мог бы объяснить, что значат его слова?

Конфуций ответил:

— Хорошие пловцы быстро учатся управлять лодкой, потому что не боятся воды. Что до ныряльщиков море для них — всё равно что суша, и перевернуться в лодке — всё равно что упасть с повозки. Вода поднимает и опускает их, они послушны волнам, не боятся их и знают: что бы ни случилось, они всегда выплывут на поверхность без усилий.

Представь, что идёт состязание лучников. Каждый хочет показать лучшее, на что он способен. Но если наградой будет серебряный кубок, лучник может стрелять вполсилы, а если золотая статуя — он и вовсе потеряет голову и станет стрелять, словно слепой. Отчего один и тот же человек ведёт себя по-разному? Когда он думает о дорогой награде, руки не слушаются его. Искусство во всех случаях будет одно и то же, а вот внимание перейдёт на внешние вещи. Тот же, кто внимателен к внешнему, неискусен во внутреннем.

Зеркало

Давным-давно один король построил огромный дворец. Это был дворец с миллионами зеркал. Абсолютно все стены, полы и потолки дворца были покрыты зеркалами.

Как-то во дворец забежала собака. Оглядевшись, она увидела множество собак вокруг себя. Собаки были повсюду. Будучи весьма разумной собакой, она оскалилась, чтобы на всякий случай защитить себя от этих миллионов окруживших её собак и испугать их. Все собаки оскалились в ответ. Она зарычала - они с угрозой ответили ей.

Теперь собака была уверена, что жизнь её в опасности, и стала лаять. Ей пришлось напрячься, она стала лаять изо всех сил, очень отчаянно. Но когда она залаяла, те миллионы собак тоже начали лаять. И, чем больше она лаяла, тем больше отвечали ей они.

Утром эту несчастную собаку нашли мертвой. А она была там одна, в том дворце были лишь миллионы зеркал. Никто не дрался с нею, вообще не было никого, кто мог бы драться, но она увидела саму себя в зеркалах и испугалась. И, когда она начала сражаться, отражения в зеркалах тоже вступили в борьбу. Она погибла в борьбе с миллионами собственных отражений, окружающих её.

Извинения

Один простой деревенский паренек впервые попал в город.

На станционной платформе кто-то наступил ему на ногу и сказал: "Простите". Затем он направился в гостиницу, но там кто-то снова толкнул его и сказал: "Простите!" Потом он пошёл в театр, и кто-то почти сбил его с ног со словами: "Простите". Тогда этот парень из деревни воскликнул:

— Это здорово, а мы никогда не знали этой уловки. Делай все, что тебе угодно кому угодно и просто извиняйся!

И он двинул кулаком человека, проходившего мимо, и сказал:

— Простите!

Искусство ремесленника

Столяр Цин был лучшим в своём ремесле.

Однажды ему заказали сделать раму для колокола для правителя Лу, и когда работа была закончена, рама оказалась столь прекрасна, что казалось, будто это дело рук богов или духов. Правитель Лу пришёл посмотреть и спросил у столяра, в чём секрет его искусства.

— Я простой ремесленник, - ответил Цинн, - О каком искусстве ты говоришь? У меня есть только небольшие секреты ремесла, и я расскажу о них. Когда я решил сделать раму для колокола, мне не захотелось тратить попусту Ци - энергию жизни, поэтому я постился, чтобы сосредоточиться и успокоить сердце.

После трёх дней поста я уже больше не думал ни о награде, ни о похвалах, ни о чине или деньгах, которые мог бы получить за хорошую работу. На пятый день я уже забыл, что за работу меня могут возвеличить или унизить, будут хвалить или бранить, я перестал предаваться мыслям о том, что одним мой труд может показаться искусным, а другим - грубым. К концу седьмого дня поста я достиг такой сосредоточенности духа, что забылся совершенно: не чувствовал ни рук, ни ног своих. Моё ремесло захватило меня всего, а всё остальное перестало для меня существовать.

Тогда я пошёл в лес и через некоторое время увидел дерево, форма которого как раз подходила для рамы. Вот так мой дух, освобождённый от суетных забот, нашёл совершенное дерево. Может быть, именно поэтому люди говорят, что раму сделали боги или духи.

Крестьянин и вор

Один крестьянин заметил исчезновение своего кошелька с деньгами. Обыскав весь дом, он не нашёл кошелёк и пришёл к выводу, что его украли. Перебирая в памяти всех, кто приходил к нему в дом в последнее время, крестьянин решил, что знает вора: это был соседский сын. Мальчик заходил к нему как раз накануне исчезновения кошелька, и никто другой не мог бы совершить кражу.

Встретив мальчика в следующий раз, крестьянин заметил в его поведении много подтверждений своим подозрениям. Соседский сын явно смущался его, прятал глаза и вообще имел вид нашкодившего кота. Словом, каждый жест, каждое движение выдавали в нем вора.

Но у крестьянина не было никаких прямых улик, и он не знал, что делать. Каждый раз, когда он встречался с мальчиком, тот выглядел всё более виноватым, а крестьянин злился всё сильнее. Наконец он так разгневался, что решил пойти к отцу воришки и предъявить ему формальное обвинение. И тут жена позвала его:

— Посмотри, что я нашла за кроватью, - сказала она и подала ему пропавший кошелёк с деньгами.

На другой день крестьянин снова посмотрел на сына своего соседа: ни жестом, ни движением не походил он на вора.

Лёгкое есть верное

Лао-Цзы учил: "Хочешь быть твёрдым, сохраняй твёрдость с помощью мягкости; хочешь быть сильным, береги силу с помощью слабости. Кто собирает мягкое, станет твёрдым. Кто собирает слабое, станет сильным. Наблюдай за тем, что собирается, чтобы узнать, что придёт: счастье или беда.

Мягкое и слабое - спутники жизни. Твёрдое и сильное - спутники смерти".

Ми-Цзы и государь

Ми-Цзы был любимцем государя. А в его царстве был закон: тому, кто самовольно запряжёт царскую колесницу, отрубали ноги.

И вот однажды у Ми-Цзы захворала мать. Он смело взял царскую колесницу и поехал к матери. Государь же, услыхав о том, пришел в восхищение и сказал так:

— До чего же он почтителен! Ради матери забыл, что ему могли отрубить ноги!

А еще как-то раз, прогуливаясь с государем в саду, Ми-Цзы сорвал персик. И до того был он сладок, что любимец, съев половину, предложил остатки государю. И государь сказал:

— Как же он меня любит! О себе забывает - лишь бы меня попотчевать!

Когда же юность Ми-Цзы увяла, государь к нему охладел, и впал он в немилость. И теперь уже государь говорил:

— Каков! Ведь он пошёл на обман, дабы воспользоваться моей колесницей. Да ещё угощал меня надкусанным персиком!

Огневая охота

Чжао Сянцзы с сотней тысяч человек отправился на огневую охоту в Срединные горы. С помощью высокой травы подожгли лес, и пламя охватило его на сотни ли. И тут из каменного утёса вышел человек, который поднимался и опускался вместе с дымом и пеплом. Все сказали, что это душа покойника. Пройдя через огонь, будто его и не было, тот человек вышел не спеша.

Чжао Сянцзы удивился, удержал его и осмотрел. Фигурой, цветом, семью отверстиями в голове — человек; по дыханию, голосу - человек. И Чжао Сянцзы спросил:

— С помощью какого секрета живёшь в камне? С помощью какого секрета проходишь через огонь?

— Что называешь камнем? Что называешь огнём? - спросил его тот.

— То, откуда ты недавно вышел - камень; то, через что недавно прошел - огонь.

— Не ведаю, - ответил тот.

Услышал об этом вэйский царь Прекрасный и спросил Цзыся, своего придворного мудреца:

— Что это был за человек?

— Я, Шан, слышал от Учителя, что человек, который обрёл гармонию, во всём подобен другим вещам. Ничто не может его ни поранить, ни остановить. Он же может всё: и проходить через металл и камень, и ступать по воде или пламени.

— А почему ты этого не делаешь? - спросил царь Прекрасный.

— Я, Шан, ещё не способен открыть своё сердце и очистить его от знаний. Хотя и пытаюсь говорить об этом, когда есть досуг.

— Почему не делает этого учитель?

— Учитель способен на это, - ответил Цзыся, - но способен и не делать этого.

Ответ очень понравился царю Прекрасному.

Поиск совершенства

Однажды к отшельнику пришёл странник и, исполнив ритуал приветствия, попросил наставить его на путь истины.

— Я знаю, что занимает твои мысли и крадёт радость бытия, - сказал отшельник.

— Всю свою жизнь ты ищешь совершенства в людях и, не находя его, не можешь обрести покой. Но я знаю лекарство от твоей болезни. В общении с каждым следует искать лишь то, что тебе по душе, дополняя качества одного чертами другого и свойствами третьего. Тогда в дюжине мужчин ты сможешь обрести хорошего друга, а в дюжине женщин - великую любовь.

Пользоваться силой

Гуньи Бо прославился своей силой среди правителей. Танци Гун рассказал о нём чжоускому царю Сюиньвану. Царь приготовил дары, чтобы его пригласить, и Гуньи Бо явился. При виде его немощной фигуры в сердце Сюиньвана закралось подозрение.

— Какова твоя сила? - спросил он с сомнением.

— Силы моей, вашего слуги, хватит лишь, чтобы сломать ногу весенней саранчи да перебить крыло осенней цикады.

— У моих богатырей хватит силы, чтобы разорвать шкуру носорога да утащить за хвосты девять буйволов, - в гневе воскликнул государь, - а я ещё огорчен их слабостью! Как же ты мог прославиться силой на всю Поднебесную, если способен лишь сломать ногу весенней саранчи да перебить крыло осенней цикады?

— Хорошо! - глубоко вздохнув, сказал Гуньи Бо, - На вопрос царя я, ваш слуга, осмелюсь ответить правду. Учил меня, вашего слугу, Наставник с Шангоры. Равного ему по силе не найдется во всей Поднебесной. Но никто из шести родичей об этом не знал, ибо он никогда к силе не прибегал. Я, ваш слуга, услужил ему, рискуя жизнью, и тогда он поведал мне, вашему слуге: «Все хотят узреть невиданное - смотри на то, на что другие не сморят; все хотят овладеть недоступным - займись тем, чем никто не занимается. Поэтому тот, кто учится видеть, начинает с повозки с хворостом; тот, кто учится слышать, - с удара колокола. Ведь то, что легко внутри тебя, не трудно и вне тебя».

Слава моя, вашего слуги, не в том, чтобы своей силой злоупотреблять, а в том, как ею пользоваться. Разве это не лучше, чем злоупотреблять своей силой?

Понимание жизни

У Чжуан-Цзы умерла жена и Творящий Благо пришёл её оплакивать. Чжуан-Цзы же сидел на корточках и пел, ударяя такт по глиняному тазу.

Творящий Благо сказал:

— Мало того, что вы не оплакиваете умершую, которая прожила с вами, своим мужем до старости, и вырастила детей. Не слишком ли много себе позволяете, предаваясь пению, отбивая такт о таз?

— Это не так, - ответил Чжуан-Цзы, - Могла ли меня не опечалить её кончина? Но затем я задумался о том, что было вначале, когда она ещё не родилась, не только не родилась, но ещё не обладала телом, не только телом, но даже и эфиром. Слитая с неразличным, неуловимым, стала развиваться и обрела эфир, эфир развился и обрела тело, тело развилось и обрела жизнь. Ныне же прошла через новое развитие - смерть. Всё это сменяло друг друга, как времена года: весна и осень, лето и зима. И я понял, что плакать и причитать, когда она покоится в огромном доме, значит не понимать жизни. Поэтому и перестал.

Предел вещей

Перед тем как ослепнуть, глаза разглядят даже кончик волоса.

Перед тем как оглохнуть, уши расслышат даже полет москита.

Перед тем как притупится ощущение вкуса, язык отличит воду из реки Цзы от воды из реки Минь.

Перед тем как утратить обоняние, нос отличит запах обожжённого дерева от запаха гниющего.

Перед тем как телу окостенеть, человек бежит быстро.

Перед тем как утратить рассудок, сердце легко отличает правду ото лжи.

Причина в том, что, не достигнув предела, вещи не переходят в свою противоположность,

Рыба и Океан

В океане жила-была рыба, обычная рыба. Только однажды она слишком много наслышалась об Океане, и решила, что должна потратить все силы своей жизни, но попасть туда.

Рыба начала обращаться к разным мудрецам, и хотя многим из них нечего было сказать, они говорили всякую чепуху, чтобы поддержать свой авторитет "гуру".

Так, одна мудрая рыба сказала, что достичь Океана очень и очень непросто. Для этого сначала нужно практиковать определенные позы и движения первой ступени восьмеричного пути безупречно двигающих плавниками рыб.

Другая рыба-гуру учила, что путь в Океан лежит через изучение основ миров просветленных рыб.

Третья учила, что постижение Океана очень и очень сложно, и только очень немногие рыбы когда-либо достигали этого. Единственный путь - это повторять все время мантру "Рам-рам-рам..." и только тогда откроется путь к Океану.

И как-то раз вконец уставшая от разнообразных поучений рыба поплыла в заросли водорослей. И там она встретила совершенно обыкновенную неприметную рыбу (наверно, она была похожа на Лао-Цзы).

Услышав о нелегких исканиях, она так учила рыбу-искателя:

— Океан, который ты ищешь, всегда был, есть и будет рядом с тобой. Он всегда кормит, оберегает, окружает своих обитателей. И ты тоже являешься частью Океана, только ты этого не замечаешь. Океан и внутри тебя, и снаружи тебя, и ты - его любимая часть. А все рыбы - это волны этого великого Океана!

Четыре слуги

Цзы-Си спросил Учителя:

— Что за человек Йен-Ю?

— По доброте своей он лучше меня.

— А Цзы-Кун?

— По красноречию он лучше меня.

— Цзы-Лу?

— По смелости он лучше меня.

— Цзы-Чан?

— По достоинству он лучше меня.

Цзы-Си поднялся со своего коврика и спросил:

— Тогда почему эти четверо служат вам?

— Садись, и я скажу тебе. Йен-Ю добр, но он не может сдерживать побуждение, когда оно не ведёт к добру. Цзы-Кун красноречив, но не может удержать свой язык. Цзы-Лу храбр, но не может быть осторожным. Цзы-Чан держит себя с достоинством, но не может отбросить чопорность в компании. Даже если бы я смог собрать добродетели этих четырёх людей вместе, ч бы не хотел поменять их на свои собственные. Вот почему они служат мне с чистым сердцем.

назад к списку притч

 
sildenafil versand aus deutschland cialis generika kaufen uk levitra generika 10mg rezeptfrei viagra viagra generika